Андалусия — завидные женихи и вкусные морепродукты

Чужие привычки и обычаи могут нанести серьезную психологическую травму даже самым закаленным барышням, наподобие меня. Считала же до сей поры, что в слове Андалусия ударение падает на третий слог, а в Малаге – на второй. Не тут-то было! В самолете до самого приземления невежественные туристы были смешаны с испанцами русского происхождения, приобретшими когда-то недвижимость всей Costa Del Sol (испанского «Солнечного берега») и успевшими уже получить испанский паспорт. Вот они и презрительно морщат свои круглый год загорелые носики при неправильном произношении названий городов. Правильно-то говорить Малага и Андалусия!

Перелет до Малаги оказался нудным и долгим – около пяти часов. Развлечений ноль. Разве что выпить очередной бокал вина или любоваться затылками российских метров Иосифа Кобзона и Юрия Николаева и их супруг, по счастливой случайности летящих вместе с нами в свои дома, расположенные в самом фешенебельном и крутом районе испанского средиземноморского побережья – «Золотой миле».

И кстати, если вы относите себя к категории красавиц-спортсменок-комсомолок, то приготовьтесь к запугиваниям других бывалых «красавиц», которые расскажут вам о сложностях прохода через испанскую границу. Ибо нечеловеческий страх наводят на стражей границы восточноевропейские проститутки. Могут даже попросить предоставить наличные в сумме 500 у.е. за неделю пребывания. Может быть способ и хороший, но жриц любви, в том числе из России, к западу от Малаги пруд пруди. Лично видела.

Все можно легко объяснить той самой «Золотой милей». Девушки весь год ведут полуголодную жизнь, чтобы хотя бы на несколько летних недель выбраться на самый дорогой и элитный испанский курорт. Даже не вспоминайте о демократичных Фуэнхиролу и Торремолиносе – здесь просто невозможно устроить свою линую жизнь. Хотя и там неплохо. Например, нет нигде вкуснее карабинеров, чем в Торремолиносе. Подают их в малюсенькой забегаловке типа отечественных блинных или рюмочных. Две виртуозные команды поваров соревнуются друг с другом в мастерстве и быстроте обслуживания клиентов. Слышала, что та команда, у которой по итогам дня окажется меньшая выручка, должна отдать все чаевые сопернику.

В этом заведении креветки, крабы, кальмары, лобстеры, рыба, мидии, устрицы и куча других морепродуктов моментально сварятся, обжарятся на раскаленной плите из камня, польются лимонным соком и подадутся на миленькой одноразовой тарелке вместе с комплектом одноразовых ложек и вилок.

И для большего антуража нальют в такой же пластмассовый стакан белого вина. И ты ешь, примостившись у высокого столика или у подоконника, стоя одной ногой на улице. Соки карабинеров текут по подбородку и рукам, но какое-то детское счастье переполняет душу. Будто тайком лопаешь варенье, тщательно спрятанное на верхней полке кухонного шкафчика.

Но не может быть места демократии в нашем маршруте! Мы выбираем узкую и извилистую (бесплатную по сравнению с горными автобанами) дорогу, ведущую прямо в Марбейю вдоль морского побережья. Марбейя – настоящая крепость богачей, где можно встретить потенциального жениха на любой вкус: от русского моложавого генерального директора нефтяной компании, увлекающегося теннисом и красным вином, до престарелого немецкого дедка с тугим кошельком и похотливым блеском в глазах.

Сама Марбейя является традиционным милым городком с узенькими кривыми улочками и наличием исторического центра. Фонтаны с бронзовыми лягушками, колоритные домики, бутики, круглогодично объявляющие небывалые распродажи-ликвидации, уютные костелы, апельсиновые рощицы, аллея скульптур Дали. Но купаться как-то прохладно!

Бело-желтые виллы взлетают с побережья в самые горы. И вот именно там, между Марбейей и ближайшим портом Пуэрта-Банусом раскинулась влекущая и роскошная «Золотая миля», где отдыхают от шума и суеты все сильные мира сего. А если свернуть в гору направо, то уткнешься в утопающую в сирени и высоких заборах Сьерра Бланку. По дороге неспешно катится уставший «Ягуар», на перекрестке «Феррари» не может разъехаться с «Мазерати». Кажется, что угодно сделала бы, чтобы каждое утро из окна собственного дома видеть лиловое море, красночерепичные крыши домиков из взбитых сливок, седые тени африканского побережья и туман над Гибралтаром. Динамики в глубине сада разрываются от «Сиреневый туман над нами…», а стройная блондинка еще громче зовет к телефону некого олигарха Васю. Что сказать: будто попала в дачный кооператив «Заря».

А вот и знаменитый Пуэрта-Банус. Сюда не пустят на машине. Даже на Бэтмен мобиле. Необходимо предоставить прописку и спецпропуск. Иначе никак. Похоже на какой-то режимный объект. А может и круче.

По набережной неторопливо прогуливаются холеные и наряженные, словно куклы, барышни всех возрастов. Глубокое декольте демонстрирует загорелое тело различной упругости, высоченные шпильки постоянно норовят провалиться в щели между брусчаткой, лица увенчаны темными очками с логотипом Chanel, а губы манят цветом и ароматом спелой вишни. Ребята от 15 до 98 лет тоже не отстают и величественно шествуют здесь же, рассматривая красавиц. Хотя «рассматривая» не совсем подходящее слово. Скорее – снимая! И вот эта атмосфера повально съема либо затягивает, либо раздражает – что кому ближе. Только так можно понять, станет ли этот регион раем именно для вас.

А какие здесь яхты! Можно просто сойти с ума! Суперсовременные и деревянные, с белоснежными кожаными сиденьями и белыми парусами, размерам с маленький автомобиль советской сборки и мощные наподобие авианосцев. Гоняют на них голливудские звезды, нефтяные магнаты, арабские шейхи, владельцы оптико-волоконных конгломератов. Каждая уважающая себя более или менее крупная яхта имеет на своей корме парочку блестящих новеньких скутеров. Правда, судя по идеальной степени сохранности, они выполняют скорее эстетическую, нежели практическую функцию. Между яхтами у самого берега пасутся целые стайки ленивых кефалей, которых подкармливают объедками из местных ресторанчиков. Рыбы настолько обнаглели, что не пугаются даже рева корабельных винтов.

С моря открывается завораживающий вид, который не в силах испортить даже статуя бронзового человека от Зураба Церетели. Человек этот напоминает узника Освенцима, и местные жители утешаются только тем, что его могут лицезреть в полной мере лишь владельцы яхт.

Вечером все вокруг наполняется электрическим светом и наступает золотая пора для ювелирных магазинов, ведь именно сейчас в их витринах можно лицезреть восхитительную красоту бриллиантов размером с перепелиное яйцо. В отдельных уличных кафе подозрительно много народа. И вроде бы пьют все кофе или минералку. Может дело в каком-нибудь заезжем модном ди-джее? Нетушки. Это, так называемая, «раздача». Будто бы попадаешь в Нидерланды. Разница в том, что в меню таких заведений не травка, а что-то куда более интересное.

Но наркоманы нас не интересуют. Пусть лучше будут заядлые игроки. Возле Марбейи есть отель Torrequebrada, где разместилось самое известное испанское казино. Здесь место для элитных развлечений самых фешенебельных мужчин. Рука об руку с лощеными обладателями смокингов за пару десятков тысяч евро сидят растрепанные парнишки в джинсах и футболках. В руках держат до боли знакомые барсетки. Наши соотечественники не стесняются в выражениях и русским матом «благодарят» крупье за свои неудачи. Везет, что их никто не понимает. Иначе не сидели бы здесь больше, потому что непозволительно хамить гордым испанцам, кем бы ты ни был и сколько бы денег не имел в карманах.

Загрузка ...
Adblock detector