В поисках потерянного национального парка Орегон Кост

В конце 1930-х Соединённые Штаты находились на самой низкой ступени ажиотажа вокруг национальных парков, имея оных в количестве более двух дюжин по стране, включая Олимпик, гору Райньер и озеро Крейтер на Тихоокеанском Северо-Западе. Люди высмотрели еще одно место в систему: разросшийся национальный парк на Орегонском побережье.

План, в 1940 году изложенный в статье газеты The Oregonian, призывал выделить 30 000 акров на южном участке побережья от Голд Бич до Брукингса. И, в отличие от многих других парковых предложений это было популярно. Местные жители обрадовались, губернатор Орегона Чарльз Спраг идею поддержал, а сенатор Чарльз Макнэри даже предоставил законопроект в конгресс чтобы это осуществить.

«Этот парк может и не будет создан немедленно», писала в свое время The Oregonian. “Но он определённо следующий в списке территорий, которые будут размещены на обширной парковой зоне в стране”.

Видимо это был последний раз когда The Oregonian – или какая-либо другая газета сообщала о нём. Поиск государственных документов не поднял ничего о предложении, а несколько местных историков никогда о нём не слышали.

Национальный парк Орегон Кост казалось резко исчез, оставив сухой и затяжной вопрос: Что произошло?

Парк, которого никогда не было

Некий энтузиаст отправился на Голд Бич в красивый январский полдень. Небо было частично заполнено облаками, а синие просветы придавали зимнему океану другой цвет. Он приехал сюда с целью узнать почему идея была, но оказалась стерта со страниц истории.

В его план входило проверить границы парка – большинство из которых в данный момент обозначены как Сэмюэль Бордман Стейт Синик Корридор и остановиться в историческом музее Карри чтобы произвести поиски.

Землю достаточно легко увидеть, но ответы далеки от местной истории.

Ивонн Петтийон, 70, которая помогает в музее, родилась и выросла в округе Карри. Когда энтузиаст спросил её о национальном парке, она сказала что никогда о нём не слышала. Позже она поискала по архивам из местных газет и другим документам музея, но вернулась с пустыми руками.

“Я ничего не нашла” – ответила она. “Я разговаривала с людьми, интересующимися местной историей и они тоже никогда не слышали о нём”.

Энтузиаст был озадачен. В один день парк получил поддержку губернатора, его осветили в Конгрессе, рассматривали в службе национальных парков США – а на другой день он исчез. Как если бы плана никогда и не было.

В 1938 The Oregonian сообщила об идее раскинуть национальный парк на побережье Орегона, осветить его экономический потенциал. На следующий год план получили “адвокаты” и его рассматривали наряду с двумя другими потенциальными объектами национального парка в штате – Каньоном Хеллс и горой Худ.

К 1940 обстоятельства накалились – В апреле The Oregonian написала колонку о планах национального парка штата, говоря что создание прибрежного парка во многом зависит от одобрения местных.

Месяц спустя МакНэри представил законопроект в Конгресс, который создал бы национальный парк Орегон Кост, место, писал он, «которое охватывает одну из самых массивных и живописных частей Тихоокеанского берега».

Законопроект ушёл в никуда, но даже если бы он и вызвал в тот год интерес, то непохоже, что это продвинуло бы дело дальше. В тот же месяц когда МакНэри представил законопроект, Нацистская Германия вторглась в западную Европу. Спустя год в декабре 1941 Япония атаковала Перл-Харбор. Внезапно у Соединённых Штатов появились проблемы поважнее чем национальный парк.

Красивое место

Пока энтузиаст ехал на юг в Брукингс, он проехал землю, которая предположительно должна была быть национальным парком. Он большой любитель побережья Орегона, но даже у него захватило дух от широких морских пейзажей и видов.

Границы национального парка Орегон Кост никогда не были цельными, но они большей частью шли от Кейп Себастиана в Харрис Бич – территории, которая сегодня охватывает четыре парка на южной протяжённости Орегонского побережья: Кейп Себастиан, Пистол Ривер, Сэмюэль Х, Бордман и Харрис Бич.

Энтузиаст встал как только солнце взошло над Харрис Бич. Он пустился на север. Покуда он ехал, одна за другой проносились мимо потрясающие виды. Он остановился у смотровой точки Рейнбоу Рок, где пампасная трава стойко держалась против ветра, а после направился в Сэмюэль Бордман Стейт Синик Корридор – парк площадью 1500 акров, покрывающий 12 миль береговой линии.

Эта территория была обозначена Сэмюэль Бордман Стейт Синик Корридор в 1950, в канун отставки Бордмана как первого главы Орегонских национальных парков. Бордман практически придумал национальные парки, трансформировав цепь придорожных выступов в парковую систему мирового класса.

Это стоит чести, но вынуждает спросить: что насчёт этого национального парка?

Пункт на сайте Орегонских национальных парков намекает на потенциал территории: «В начале 1940-х Бордман обратился в министерство внутренних дел США к Гарольду Икесу с предложением на расширение территории национального парка по береговой линии округа Карри. Несмотря на то, что федеральные власти осмотрели регион, идею побережного национального парка не поддержали.

Но что произошло? Почему идея провалилась?

Боб Саттон, бывший главный историк в службе национальных парков заявил, что исчезновение предложение о национальном парке совсем не уникально. По всей стране предлагаемые штатами парки потому уходили в никуда, что от идей просто уклонялись и двигались дальше.

В 1940, после того как законопроект Макнэри исчез, состоялся суд в службе национальных парков где решили взглянуть на предложение. И действительно рассмотрели его – в январе 1941 руководитель парков Ньютон Друри заявил, что его департамент это изучает, но не уделяет особого внимания предложениям Орегона, согласно небольшому пункту в The Oregonian.

В 1946 делегация штата и чиновники (включая службу национальных парков) уехали на три дня в парки Орегона. Это могло стать результатом каких-то поздних указаний, но никакого возобновленного интереса к национальному парку не последовало.

Это не удивительно. В 40-х годах парковая служба удержалась от назначения новых парков, посвятив себя более важным делам, как например защита национальных парков от добычи ископаемых военной направленности. После Перл Харбора парковая служба создала до 1956 года только одно парковое место – национальный парк Биг Бенд в Техасе.

К тому времени предложение было уже по ту сторону глобальной катастрофы. Макнэри умер годами ранее, а Спраг был долгое время при управлении. Что возможно более важно, Орегонцы начали менять своё мнение о национальных парках в их сообществах.

В конце 1950-х, парковая служба стала изучать национальное морское побережье в Орегонских дюнах на центральном побережье. Вместо широкой поддержки национального парка предлагаемое обозначение дюн вызвало масштабные обсуждения. Даже Орегонцы были против этой новой идеи.

Предопределенный

Ивонн Петийонн, казалось удивилась, что не смогла ничего найти по национальному парку, но она была совсем не удивлена, что его так и не создали.

«Что-то произошло и мы как-то оказались вне игры», — сказала Петийонн о национальном парке. Как мы могли бы назвать это – предопределение?

Больше похоже на то, что хорошую идею задвинули на второй план деньги, или война, или сейсмические сдвиги на политическом поле. В любом случае, её быстро забыли, оставили только скудную бумажную тропку в пыльных уголках истории Орегона.

Нет адекватной причины почему Сэмюэль Бордман Стейт Синик Корридор не смог стать сегодня национальным парком Орегон Кост. Но станет ли прежняя мечта реальностью зависит от факторов, которые ее опускают: политика, деньги и общественном мнение.

Несмотря на всё это, остаётся замечательный пейзаж – такой же суровый как и красивый. Национальный парк или нет, южное Орегонское побережье это сокровище.

Загрузка ...
Adblock detector